Меню сайта
Форма входа
Открытые материалы
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наша командаИгра Великая Степь и Святая Земля проходила с 1 по 5 июня на полигоне под Тверью. История эта полностью правдива, однако может содержать неточности в именах и другие мелкие ошибки. Цель рассказа - передать атмосферу и хронологию событий игры с точки зрения моих персонажей.

Пролог

- Как то раз один чокнутый монах вздумал научить четверых арабских женщин алфавиту.
- А теперь переходим к букве «Ж».
- Жопа? - пискнула одна из девушек
Учёный муж поднял палец к верху и с умным видом объяснял:
- «Жопа» - это когда куча монголов идут к нашему городу. Следующая буква «З» - это тоже самое, то бишь полная задница. Ну пришли они, пограбили и ушли. Потом пришли мамелюки, ну мы сразу: «Ёёёёёё...»
- Ха-ха-ха! Хи-хи-хи!
- А затем пришли наши доблестные рыцари: «Ееееее!»


Герберт фон Тиссен

    Херр Герберт был немецким рыцарем с небольшим земельным наделом на юге Германии. Дела шли не очень и намечавшийся крестовый поход казался ему весьма привлекательным для того чтобы заработать славы и денег, а может даже и отхватить немного земли в тех местах. С этими мыслями со своим оруженосцем он сел на корабль и прибыл в старый портовый город Акра. Оруженосца звали Хайнс Клоц. Хайнс был энергичным человеком и, как казалось Герберту, через чур ретивым в некоторых моментах.

    Город был действительно старым. Полуразрушенные стены, старые постройки... Даже ворота, и те были напрочь разрушены, а вход осуществлялся через калитку в крепостной стене. Из тех мест, которые Герберт успел заметить, можно отметить поместье Ибелинов — франкских баронов с массивными закрывающимися воротами, квартал венецианцев, где можно найти множество итальянских наёмников, лагерь отряда арбалетчиков в их зелёных коттах (Герберт ещё не знал кому именно они подчиняются), владения ордена тамплиеров, церковь, несколько купеческих лавок, штаб тевтонского ордена и госпиталь, занимающий значительную часть пространства в центре города. Городская площадь находилась прямо под стенами, где когда-то были главные ворота, а теперь лишь калитка.

    К тому времени у Герберта начали заканчиваться деньги, а за проживание в городе надо платить, а также есть, пить и даже лечиться. Нужно было как-то зарабатывать. Наибольшее уважение вызывал у Герберта тевтонский орден, поскольку он казался ему единственной реальной силой в этих местах. Без особых раздумий Герберт и Хайнс отправились к здешнему комтуру и заключили с орденом договор. По сути нанялись на работу, которая заключалась в охране городских укреплений, охране караванов, охране водовозов, помощи при сборе налогов (вразумлении тех, кто считает налоги слишком высокими). Работа занимала почти всё время, однако орден хорошо платил и на эти деньги можно было весьма неплохо жить. У тех кто нанялся к тамплиерам денег было меньше. Кроме того, Герберт и Хайнс посещали все мессы, которые проходили в церкви Акры, так как и рыцарь и его оруженосец были верующими католиками. На мессы приходили многие жители города, не видели на них лишь венецианских наёмников.

    Тревожные вести не заставили себя долго ждать. Во время очередного похода за водой, источники которой располагались рядом с военным лагерем мамелюков, было обнаружено что их лагеря больше нет, некоторые мамелюки убиты. Очевидно лагерь покинул свое место под натиском более сильного и многочисленного противника. Герберт со своим оруженосцем отправились в разведку, но ушли недалеко. На дороге обнаружили монгольских лучников, которые явно считали её своей. Доспехов на Герберте не было и любая стрела была бы смертельной, поэтому ничего не оставалось, кроме как вернуться в город и рассказать всё комтуру. Стало очевидным, что мамелюки были разбиты и бежали от монгольского тумена.

    В этот же день в город явился один из выживших мамелюков, рассказавший как именно на них напали монголы. Были и другие гости... А вскоре под стены пришёл и сам предводитель мамелюков со своим отрядом, для того чтобы заключить военный союз. Времени было мало. Как правильно заметил один из мамелюкских воинов: «Тумены движутся быстро, переговоры идут медленно.»

    Спустя некоторое время, Акра пережила первое нападение монголов. Герберт и Хайнс стояли на страже городских укреплений, где они недавно  сменили венецианских наемников. Кроме того, рядом был французский рыцарь Танкерд де Бари, с которым Герберт успел познакомиться. Монголы напали мгновенно и положение спас лишь тот факт, что проходы в стенах города оказались настолько разрушенными, что передвигаться по ним быстро оказалось невозможным. Герберт, Танкред и Хайнс обороняли один из входов, ожидая подкрепления. В это время к защитникам спешно присоединялись тевтонские рыцари, венецианцы, арбалетчики и все, кто был способен держать оружие. Шёл бой за один из входов в город. Священник тевтонского ордена упал на колени и молился, прося у Господа помощи. Женщины молились молча, со страхом наблюдая за боем. Из за стен летели стрелы и одна попала Герберту ногу. Его спас лишь доспех, за что Герберт конечно поблагодарил Бога. Когда все боеспособные жители собрались под стенами боевой дух защитников стал очень силён. Щитоносцы и алебардисты, прикрываемые выстрелами арбалетчиков, с криками выбежали из города и предприняли атаку на осаждавших монголов. За ними последовали все защитники Акры. Крики и звон мечей. Алебардисты проламывали лёгкие монгольские доспехи, а щитоносцы прикрывали их, а также теснили монголов подальше от стен. Рыцари с бастардами обходили врага по флангам и наносили удары. Атака оказалась быстрой и успешной. Монгольский тумен был разбит.

    После этой небольшой победы настроение у жителей Акры заметно повысилось, люди стали чаще улыбаться. Более нападений на Акру в этот день  не было. Однако другие города также подверглись нападению. Дамаск монголам взять не удалось, его населению удалось отбиться за своими массивными стенами. Оруженосца Хайнса херр Герберт послал на разведку. Как позже рассказывал Хайнс, под Иерусалимом была ожесточенная битва с монголами. Он лично защищал гроб Господень от этих варваров, что конечно было героическим поступком и Хайнс получил отпущение всех грехов. Вечером Герберт и Хайнс посетили другие города в этих землях. Были в Иерусалиме, где можно поклониться гробу Господню, а также отведать местной пищи и напитков. Были в Триполи, где находился очень недурственный еврейский кабак. Конечно, Герберт и Хайнс не любили язычников, но кабак посетить всё же стоило, так как в нём крутились многие знатные сеньоры из тех мест. Если Иерусалим не имел никаких обозначенных ворот и стражи, принимая всех желающих без всяких пошлин, то в Триполи было иначе. Там за вход требовалось платить, однако местный стражник уже успел что-то задолжать Хайнсу и ему пришлось пропустить обоих ничего не взымая.

    Триполи казался очень большим, своими открытыми пространствами. В Триполи герои увидели несколько монастырей, лазарет, странноприимный дом, армянскую церковь. В городе видели несколько монголов, однако они свободно перемещались. Это казалось странным. Некоторое время Герберт и Хайнс сидели в кабаке, местная пища и напитки оказались очень вкусными. Во время трапезы удалось поговорить с некоторыми трипольскими сеньорами, а также с местным осадным инженером. Попытки выяснить что-то о монголах оказались безуспешными, собеседники ловко уходили от ответов. Наиболее примечательным местом был кафедральный собор, где патриарх Антиохийский проводил трёхчасовую пасхальную службу. Герберт и Хайнс конечно не могли пропустить такого события. Что примечательно, на службе присутствовали как католический так и православный священники. Во время службы произошёл страшный инцидент. Перед Хайнсом и Гербертом стоял какой-то человек в странном восточном одеянии. Точно не араб и не мамелюк. Когда патриарх призывал всех к миру под единством веры, этот человек ответил: «Принимайте руку хана и будет вам мир.» Ему никто не ответил. Стало ясно кто реально распоряжается в Триполи, чему позже было явлено множество доказательств.

    Герои вернулись в Акру. В родном городе шла своя жизнь. Жители общались между собой, купцы встречали караваны, братья и сёстры тевтонского ордена ухаживали за больными и охраняли стены, различные рода плели между собой интриги, как это обычно и бывает. Город жил обычной жизнью, не зная что следующий день станет для его жителей последнем.

    Видимо праздное настроение в конце предыдущего дня не понравилось Господу и следующее утро началось с кошмара. Большинство защитников города блаженно спали в своих ложах или же только вылезали из своих жилищ. Братья ордена отслужили мессу и уже было направились в оружейную, как вдруг услышали громкий топот бегущих людей. Повернув головы свои в сторону ворот браться узрели что случилось страшное — монголы ворвались в Акру. Городских ворот у Акры не было, а одного рыцаря явно не хватило чтобы удержать проход в стене. Быстрый монгольский тумен ворвался в город и началась кровавая резня. Почти все жители были убиты. Ни тевтонский ни тамплиерский ордена ничего не смогли сделать для защиты мирного населения. Улицы Акры были залиты кровью. Когда Герберт и Хайнс выбежали из дома, потянувшись к своим мечам монголы были уже рядом. Рыцарь и оруженосец были убиты, так же как все остальные воины Акры.

Подкрепление из Европы

ГерхардРыцари из Европы    Херр Герхард — рыцарь из Германии, прибыл в Святую Землю из Европы вместе с тевтонцами и некоторыми другими рыцарями. В отличие от херра Герберта, у Герхарда дома всё было в порядке: неплохой кусок земли, на которой работают его люди и собственный замок. Да и возраст у него был немного другой — 35 лет. Присоединиться к тевтонцам рыцаря толкнули его странные качества: праведность и религиозный фанатизм. Герхард всегда старался вести праведную жизнь и это стремление вскоре сделало его религиозным фанатиком. Однако фанатизм этот не проявлялся на пустом месте и судить о нём можно было лишь по поступкам. Герхард присоединился к тевтонцам чтобы сражаться за веру и не требовал никаких денег за свою помощь.

    Рыцари прибыли в Триполи, получив тревожные вести о напряжённой ситуации в Святой Земле. Европейские манеры рыцарей очень выделялись на фоне местного населения. Пообедав в еврейском кабаке, тевтонцы попали в распоряжение местного командующего — человека из ордена, который объяснил текущую ситуацию. Тевтонцы должны были подчиняться. Им предстояло совершить поход на монголов в степь, выступив объединённой армией вместе с мамелюками под командованием Би Барса и арабами из Дамаска. Акра к этому времени была уже отбита, однако город был ещё больше разрушен и частично сожжён.

    Построившись, армия выступила в степь. Дорога была долгой, поход оказался изматывающим. Воины поражались тому как быстро монгольские тумены преодолевают такие расстояния. Достигнув намеченных точек в степи воины встретили монгольского посла. Он скромно предложил прибывшей армии сдаться либо умереть по воле хана. Его естественно послали... И он ушёл. На нескольких перекрёстках дороги встретились монгольские лучники, но лишь по одиночке. Через некоторое время армия нашла два монгольских лагеря. Воины были очень удивлены — лагери совершенно пусты! Множество брошенного снаряжения и оружия, но ни одного монгола. Какое-то время войска бродили по степи в поисках монголов, но обнаружить никого не удалось. Встречали одиночек прячущихся по лесам, но преследовать их было невозможно. Вскоре армии пришлось покинуть эти места — здесь не было ничего.

    Отряд тевтонцев был расквартирован в Акре, заняв место своих предшественников. Был выбран новый комтур, им стал брат Николас. Тевтонцы учли ошибки своих предшественников и стали восстанавливать стены. Были восстановлены церковь, штаб и городские укрепления. Вскоре в Акру прибыл епископ Антиохийский и по достоинству оценил усилия ордена. На площади провели собрание, где епископ и комтур произнесли пламенные речи, призывающие верить в Бога и всем встать на оборону города. Жизнь понемногу налаживалась.

Девушки на выданьПосвящение в рыцари    Находясь в Акре Герхард наблюдал интересный случай. При ордене было двое молодых девушек, дворянского происхождения. Их имущество принадлежало ордену. Орден же всё время пытался выдать их замуж, при этом не потеряв имущества, а лучше ещё и подзаработав. У одной из девушек закрутился роман с итальянским наёмником, которым также удалось выжить в недавней резне. Было получено согласие епископа и даже неформальное согласие комтура. Всё бы хорошо, но орден готов выдать девушку только за рыцаря, коим венецианец никак не являлся. Воин обратился к Магистру Тамплиерскому с просьбой посвятить его в рыцари, ведь он и его друзья совсем недавно героически обороняли город. Магистр выслушал его, и ответил «Тебя одного я посвящу, но остальных не могу.» Однако бились все одинаково и поступить так казалось нечестным. Для молодой пары не оставалось никаких шансов для того чтобы соединить свои сердца. Воин горевал под стенами Акры, стоя на страже. И тут к нему подошёл монах с необычной нашивкой на рукаве рясы, которого уже встречали в Акре. Монах тот оказался человеком мудрым и дал дельные советы. Посвятить в рыцари мог как минимум барон, у которого достаточно земли, чтобы сделать кого-то своим вассалом. Остальных итальянцев удалось убедить, в том чтобы рыцарское звание досталось лишь одному человеку. Но где же найти этого барона? И тут вспомнили про Жюльена де Гринье, стоящего здесь же в Акре! Как ни странно, он согласился посвятить в рыцари итальянца и даже пожаловал ему кусок своей земли. Посвящение проходило на площади Акры и все были свидетелями этого красивого процесса. После чего было получено согласие тевтонского ордена, влюблённые взялись за руки и проследовали в церковь. Патриарх Антиохийский прибыл лично для столь радостного события и обвенчал девушку с её избранником. Вечером играли свадьбу... Вскоре молодожёны отправились домой в Италию.

    Новый день был более насыщенный чем все остальные. Во-первых встать пришлось рано, причем всем воинам. После этого нужно было одевать все доспехи и вставать под стены. Утром ожидалось нападение монголов. Так и случилось. Один из туменов подошёл к стенам Акры, однако защитники уже были на местах. Ужасным фактом оказалось то, что у монголов были трипольские знамёна, а рядом стоял и сам трипольский граф с оружием в руках. Пока остальные готовились к бою, навстречу монголам вышел брат Ульман вступил в диалог с врагами.
- Сдавайтесь и переходите под власть нашего хана — говорили монголы.
- Ты в каких богов веришь? - сбивал его рыцарь.
- Мой тумен христианской веры.
- Если ты веришь Христа, почему же ты пришёл уничтожить город Христов?
- Моя вера внутри и нет ничего выше воли хана. Везде должен быть установлен новый мир, новый порядок!
- Если бы ты и вправду верил в Христа, то знал бы что одна из заповедей гласит «Не сотвори себе кумира», а ты сотворил и кумир твой — хан твой, который стоит для тебя выше законов Божьих. А по сему никакой ты не христианин, а лишь прикрываешься верой христианской. На сём разговор наш окончен. Вперёд братья! Очистим землю от врагов Божьих.

    Герхард рванулся в атаку вместе с крестоносцами и другими рыцарями. Выстроившись по всей науке, рыцари и пехота несокрушимым строем прошлись по монгольскому тумену, не потеряв ни одного воина. Монгольский тумен был полностью уничтожен. И каждый воин знал, что возможным это стало только из-за огромной силы духа, которой Господь наполнил души рыцарей, дабы покарать врагов своих. «Десять тысяч копий» полегли под стенами Акры, как поговаривали позже. Убитых «христиан» захоронили под стенами города и отпели по христианскому обычаю. Там же был захоронен и трипольский граф. А на могиле возвышался крест — один на всех.
    Через несколько часов пришла ещё одна весть: Дамаск осаждают, защитники пока сдерживают нападение, но силы их на исходе. У Акры к тому времени появились собственные ворота и комтур тевтонцев распорядился выдвигаться на помощь Дамаску. Европейцы видимо давно не воевали, поэтому восприняли этот призыв с великой радостью. Снарядившись, армия выступила в Дамаск под знамёнами тевтонского ордена. Путь оказался скорым. Когда армия подошла к Дамаску город был уже взят, а ворота разрушены. Враги грабили дома и насиловали женщин.

Бой в Дамаске    Ждать орден не стал. Воины вбежали в открытые ворота и почти мгновенно захватили обоз. Врагов, рассредоточенных по кварталам разделили и уничтожили. Тевтонская армия вошла в город как освободители. Правление передали уцелевшей арабской элите. Этот город не был христианским и ордену он был не нужен: «Это не наша земля и мы должны отсюда уйти». К сожалению в схватке умер от ран комтур и пришлось выбрать нового. Новым комтуром стал брат Ульман, который в будущем определил историю этих мест.

    Из Дамаска армия двинулась в Иерусалим, чтобы поклониться гробу Господню и отпеть умершего комтура. Войдя в Иерусалим тевтонцы утвердили в нём свою власть. Последнее время город переходил из рук в руки, а правили в нём султаны, которые постоянно сменялись. Ордену Святой Марии это конечно не нравилось. Комтур тевтонцев молвил: «Теперь этот город принадлежит христианам!» В Иерусалиме армия восстановила свои силы.

    Осталось единственное, место, где ещё не была тевтонская армия — Триполи. Триполи — это политическая путана, как поговаривали многие. Так оно и было. Город поворачивался то к одним, то к другим, однако оставался нетронутым. Поредевшие ряды воинов христовых вышли к Триполи. Триполи был очень хорошо защищён, а под его стенами стояли монголы. Когда трипольские защитники увидели приближающихся крестоносцев, их командир сказал: «Уходим со стен, это не наша война». Подойдя к стенам Триполи стало крестоносцам стало ясно, что они не одолеют многочисленную монгольскую армию, которая уже стоит в городе. Но брат Ульман был мудрым человеком и сказал: «Мир вам! Впустите меня в город без оружия и я скажу, что мы хотим.» Его впустили, пообещав личную безопасность. В городе был епископ Антиохийский, который утвердил договор заключённый между орденом Святой Марии и монголами. Гласил он следующее: «Иерусалим и Акра остаются за европейцами и являются христианскими городами. В этих городах устанавливается прямое папское правление. Монголы могут забирать себе любую другую землю. Монголы обязуются не трогать христиан, а христиане обязуются не трогать мусульман.» Это устроило обе стороны. Герхарда это тоже устраивало, ведь он приплыл сражаться за веру, а не за земли. Договор позже был одобрен Папой Римским и нарушать его уже было нельзя — это считалось бы ересью.

    Дальше были недовольные бароны, сумасшедшие скандинавы, утомительные походы по городам и наконец возвращение в Акру. На сём история заканчивается и продолжение её неизвестно. Неизвестно насколько морально правильным был заключённый договор, неизвестно как соблюдали его обе стороны. Ясно только что христиане и монголы тут многое приобрели, а вот мусульмане точно потеряли, притом очень многое.
Copyright Эскориал © 2018 Используются технологии uCoz